Антисоветские исторические мифы и борьба с ними

Жизненный путь святителя Луки Войно-Ясенецкого во многом опровергает навязываемые нам антиисторические стереотипы. Например, об обязательном негативном отношении духовенства к Советской власти. Как и неверные представления о том, что единственной формой жизни верующего в СССР был мученический или исповедальный подвиг. Судьба архиепископа Луки показывает, что все было не так одномерно.

Святитель Лука — оппонент современных десоветизаторов от РПЦ. 

Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий, около 1910 года

Будущий епископ Лука, в миру Валентин Феликсович Войно–Ясенецкий, родился в 1877 году в Керчи в семье фармацевта. Отец был католиком, представителем польского обедневшего дворянского рода. Но он сознательно предоставил ребенку самостоятельно определиться в вопросах веры.

У юного Валентина были обнаружены способности к живописи. Одно время он даже думал пойти учиться именно в этом направлении. Но желание деятельно служить людям побудило его отказаться сперва от судьбы художника, затем и от научного поприща (он был одним из лучших выпускников своего курса) и выбрать нелегкую судьбу земского врача. Часто его рабочий день длился по 16 часов. Причем, как отмечают его биографы, он не делал никакого различия между пациентами в зависимости от их происхождения и достатка. За что, собственно, однажды был уволен из больницы как «революционер».

Во время русско–японской войны Войно–Ясенецкий руководил хирургическим отделением. Полученный им огромный опыт костной и гнойной хирургии Валентин Феликсович хотел передать своим коллегам. Это стало целью его медицинской и научной жизни.

С 1908 года он занялся проблемами местной анестезии, в которой стал в России первооткрывателем. При этом, после увольнения по подозрению в неблагонадежности, снова получив должность главврача сельской больницы в Саратовской губернии, Войно-Ясенецкий, кроме круглосуточной врачебной практики, активно занимается местными проблемами. Его усилиями была открыта уездная библиотека для молодых врачей.

 К 1911 году Валентин Феликсович стал внештатным врачом Феодоровского монастыря. Хотя по штату врач и предполагался, он трудился там бесплатно.

К 1920 году, живя и преподавая в Ташкенте, профессор Войно-Ясенецкий активно участвует в местной приходской жизни. И ни для кого не стало неожиданным поступившее предложение принять священнический сан. Как и решение Валентина Феликсовича принять это предложение.

В связи с начавшимися гонениями на духовенство отец Валентин по существу принял на себя управление епархиальными делами. А в 1923 году Войно-Ясенецкий принял тайно монашеский постриг с именем Луки. А чуть позже он становится епископом Барнаульским и принимает управление Туркестанской епархией.

Студенты ТГУ потребовали увольнения профессора, ставшего монахом. И несмотря на поддержку руководства университета, епископ Лука решает уйти из университета. В местной прессе начинается травля, звучат призывы к аресту. Войно-Ясенецкого арестовывают в июне 1923 года. Накануне ареста он написал завещание пастве, в котором, в частности, призвал оставаться верными патриарху Тихону (что было важно в условиях обновленческого раскола), а также «против власти, поставленной нам Богом по грехам нашим, никак нимало не восставать и во всем ей смиренно повиноваться».

Отношение владыки Луки к Октябрю было сложным. Можно сказать, что он не принял революцию, хотя в самом коммунизме видел отчасти и воплощение Христовых заповедей.

«… Я тоже полагаю, что очень многое в программе коммунистов соответствует требованиям высшей справедливости и духу Евангелия. Я тоже полагаю, что власть рабочих есть самая лучшая и справедливая форма власти. Но я был бы подлым лжецом перед правдой Христовой, если бы своим епископским авторитетом одобрил бы не только цели революции, но и революционный метод. Мой священный долг учить людей тому, что свобода, равенство и братство священны, но достигнуть их человечество может только по пути Христову — пути любви, кротости, отвержения от себялюбия и нравственного совершенствования. Учение Иисуса Христа и учение Карла Маркса — это два полюса», — сказал епископ Лука на допросе.

Из Ташкента епископ был выслан для продолжения следствия над ним в Москву, где свободно жил и даже встречался с патриархом Тихоном. На допросах он опять же всегда был прямолинеен и категоричен:

«...чекист спрашивал меня о моих политических взглядах и о моем отношении к Советской власти. Услышав, что я всегда был демократом, он поставил вопрос ребром: „Так кто Вы — друг или враг наш?“ Я ответил: „И друг и враг. Если бы я не был христианином, то, вероятно, стал бы коммунистом. Но Вы возглавили гонение на христианство, и поэтому, конечно, я не друг Ваш“».

В октябре 1923 года его приговаривают к первой ссылке под Томск, из которой он возвращается в Ташкент уже в 1925 году. Затем следует новый арест в 1929 году, а в 1931 году очередная ссылка на Север, где он и пробыл до 1933 года. Во время ссылок и между ними представители власти часто предлагали Войно-Ясенецкому сложить священнический сан и посвятить себя полностью медицине и науке. Но всегда на эти предложения епископ Лука отвечал категорическим отказом. Он не представлял себе жизни как без медицины, так и без служения Церкви.

Власти, очень нуждаясь в специалисте такого уровня, в 1934 году всё же предлагают епископу Луке возглавить главную операционную в Институте неотложной помощи Ташкента. А чуть позже и сам институт. Но владыка Лука поставил условие: восстановление храма. Назначение не состоялось.

В 1937 году его арестовывают в третий раз — за «создание контрреволюционной церковно–монашеской организации», по обвинению в пропаганде, работе на немецкую разведку. Как и прежде епископ Лука демонстрирует категоричность в своем сложном отношении к советской власти:

«…к фашизму отношусь особенно отрицательно. Чистые идеи коммунизма и социализма, близкие к Евангельскому учению, мне были всегда родственными и дорогими; но методов революционного действия я, как христианин, никогда не разделял, а революция ужаснула меня жестокостью этих методов.

Однако я давно примирился с нею, и мне весьма дороги ее колоссальные достижения; особенно это относится к огромному подъему науки и здравоохранения, к мирной внешней политике Советской власти и к мощи Красной Армии, охранительницы мира.

Из всех систем государственного устройства Советский строй я считаю, без всякого сомнения, совершеннейшим и справедливым. Формы государственного строя США, Франции, Англии, Швейцарии я считаю наиболее удовлетворительными из буржуазных систем.

Признать себя контрреволюционером я могу лишь в той мере, в какой это вытекает из факта заповеди Евангелия, активным же контрреволюционером я никогда не был…».

Не оставляет Войно-Ясенецкий и научной деятельности. В 1915 году он издает книгу «Регионарная анестезия» с собственными иллюстрациями. Уже накануне революционных событий, в 1916 г. Войно–Ясенецкий защищает по этой работе диссертацию и получает степень доктора медицины. Тогда же он начинает важнейшее исследование, результаты которого спасли жизни многим российским и советским солдатам, — «Очерки гнойной хирургии». Эту книгу переиздают по сей день. Но не смотря на эти успехи, семья Войно-Ясенецкого — в ней уже четверо детей — продолжала бедствовать.

В 1916 году у его жены обнаружился туберкулез. Ради сухого климата Войно–Ясенецкий перевелся в Ташкент, где встретил Революцию и Гражданскую войну. В 1920 году жена умирает, оставив на его попечение четверых детей. Но несмотря на все личные трудности, Валентин Феликсович становится одним из основателей Высшей Медицинской школы. А в 1920 году возглавляет кафедру оперативной хирургии Туркестанского Государственного Университета.

В те же годы Валентин Феликсович принимает церковный сан. С этого момента в больницу и в университет отец Валентин стал приходить в рясе, с крестом на груди. Кроме того, он установил в операционной иконы и ввел в правило молебны перед началом операций. Будучи вызванным в суд по делу коллег из Ташкентской больницы, отец Валентин пришел туда в священническом облачении. Именно на этом процессе в полемике с прокурором Войно-Ясенецкий произнес слова, ставшие афоризмом:

_«Следующий вопрос:

_— Как это Вы верите в Бога, поп и профессор Ясенецкий-Войно? Разве Вы его видели, своего Бога?

— Бога я действительно не видел, гражданин общественный обвинитель. Но я много оперировал на мозге и, открывая черепную коробку, никогда не видел там также и ума. И совести там тоже не находил».

В условиях общих гонений на РПЦ в Советской России, претерпевая аресты и ссылки, Войно-Ясенецкий не оставляет работы над главным трудом своей научной жизни — монографии «Очерки гнойной хирургии». Первая часть этого труда была написана в период пребывания епископа Луки в ташкентской тюрьме после второго ареста и перед пересылкой его в Москву. Откуда он отправился в первую из трех последовавших ссылок.

В этот сложный период будущий святитель много оперирует, в том числе совершая сложнейшие операции в глухих деревнях. На севере за ним закрепилась слава чудо-врача-монаха. Не оставляет Войно-Ясенецкий и научных изысканий. Его статьи публикуются в научной прессе как внутри страны, так и за рубежом. В коротком промежутке между второй и третьей ссылкой епископ Лука завершает работу над монографией «Очерки гнойной медицины» и, уже находясь под следствием, дорабатывает ее для издания.

Начало Великой Отечественной войны застает епископа Луку в ссылке под Красноярском. Он ослеп на один глаз, но несмотря на это, 64 летний Войно-Ясенецкий сразу же предложил свой опыт и свои руки для помощи там, где сочтет нужным советское правительство. В телеграмме Калинину епископ Лука указал готовность отбыть оставшийся срок по ссылке после войны. С октября 1941 года профессор Войно-Ясенецкий становится консультантом всех госпиталей Красноярского края и главным хирургом эвакогоспиталя. Он работал круглосуточно, несмотря на слабеющее здоровье.

В феврале 1944 года, одновременно с переводом военного госпиталя, уже в сане архиепископа Луку отправляют в Тамбов. Там он утверждает все те же порядки: иконы и молебны в операционных, чтение лекций врачам в епископском облачении.

В 1946 году в качестве признания научных и медицинских достижений советское правительство присуждает Войно-Ясенецкому Сталинскую премию, большую часть которой он отдает детским домам. После полной потери зрения диктует мемуары, работы по медицине и богословию.

В завершение рассказа о судьбе врача Войно-Ясенецкого надо сказать, что все его четверо детей и даже большинство внуков выбрали медицинское поприще.

Лука Войно-Ясенецкий в Красноярском эвакгоспитале, 1942

Познакомившись с судьбой будущего святителя, в которой имели место гонения самого Войно-Ясенецкого, аресты и ссылки, его переживания за судьбу матери Церкви, можно было бы предположить, что епископ Лука должен был примкнуть к лагерю противников Советской власти. Но этого не случилось, несмотря на все перипетии судьбы, описанных в первой и второй статьях.

Когда началась Великая Отечественная война, епископ Лука находился в своей третьей ссылке под Красноярском. Он сразу же предложил государству свой богатый хирургический опыт. В 1942 году его назначили консультантом всех госпиталей Красноярского края и главным хирургом эвакуационного госпиталя. В это же время Войно-Ясенецкий возглавил Красноярскую епархию и стал архиепископом Красноярским. Его трудами была восстановлена и открыта единственная церковь в тех местах.

В годы войны произошло смягчение отношения Советской власти к РПЦ. Сказалось это и на судьбе архиепископа Луки. Благодаря начавшемуся диалогу власти и церкви, митрополит Сергий (Страгородский) вызволил архиепископа Луку в 1943 году в Москву на Поместный Собор. Он был введен в состав Священного Синода, но вскоре от последнего отказался, по причинам невозможности совместить работу в Синоде со своей архипастырьской и врачебной деятельности.

Возглавляя с 1944 года Тамбовскую епархию, архиепископ Лука организовал там сбор средств на помощь фронту. Всего за несколько месяцев было собрано 250 тыс. рублей, которые вместе с суммами от других епархий пошли на создание танковой колонны имени Дмитрия Донского. Всего же за годы войны епархия Войно-Ясенецкого перечислила государству около миллиона рублей на нужды фронта (в годы войны стоимость танка Т-34 составляла в среднем несколько сот тысяч рублей). В декабре 1945 г. архиепископ Лука был награжден медалью «За доблестный труд».

Как архипастырь, он прикладывал много сил для восстановления храмов, обеспечения их всем необходимым для богослужений. Много проповедовал. К 1946 г. трудами и заботами архиепископа Луки было открыто 24 прихода. Был создан архиерейский хор, но главное, началось активное принятие священнического сана его прихожанами. В 1946 году, учитывая состояние здоровья, архиепископа Луку переводят в родной Крым.

Лука Войно-Ясенецкий

В Крыму, пока позволяло здоровье, Войно-Ясенецкий вел привычный для него чрезвычайно активный образ жизни. Будучи с 1947 года консультантом Симферопольского военного госпиталя, все так же в священническом облачении оперировал и читал лекции, встречался с врачами, передавая свой бесценный опыт. Как архипастырь Лука был чрезвычайно требовательным к себе и другим. На этой почве в Крыму у него возникали конфликты с местным духовенством и представителями власти. Особые нарекания вызвала практика переводов и назначения священников, которые архиепископ осуществлял без согласования с уполномоченными по делам религии, и особое внимание со стороны Войно-Ясенецкого к священникам, прошедшим, как и он, ссылки и лагеря. Но, не смотря на все трения, в целом владыка Лука жил в своем Отечестве в согласии с совестью и властью.

После полной потери зрения в 1955 году Войно-Ясенецкий прекратил хирургическую практику, но не проповеди в храме. В этот период занялся диктовкой своих воспоминаний и статьей, причем не только на медицинские темы. Активно поддерживал внешнеполитический курс СССР, полемизировал с западным духовенством и представителями РПЦ (за границей), поддержавшими фашизм.

Нельзя не сказать и еще об одной грани этого удивительного человека. В своих проповедях и статьях святитель Лука пытался обосновывать единство науки и религии. Он написал на эту тему двухтомник: «Дух, душа и тело», «Наука и религия». Как в жизни, так и в трудах святителя Луки стало неразрывно целым и очень гармоничным его деятельность врача, ученого, богослова и архипастырьское служение в РПЦ, а также активная позиция советского гражданина.

Архиепископ Лука умер в 1961 году. Как христианин он прославлен в лике святителей. Как достойный сын Отечества — увековечен в нашей памяти. Как врач он оставил после себя созданные им направления в медицине, свои многочисленные и уникальные труды, династию врачей.

Жизненный путь святителя Луки Войно-Ясенецкого во многом опровергает навязываемые нам антиисторические стереотипы. Например, об обязательном негативном отношении духовенства к Советской власти, и наоборот, нежелание власти искать компромиссы с не принимающими новую власть священнослужителями. Как и неверные представления о том, что единственной формой жизни верующего в СССР был мученический или исповедальный подвиг. Судьба архиепископа Луки показывает, что все было не так одномерно.

И потому ради обретения исторической правды нам крайне необходим отказ от простых и категорических суждений, от обвинительного тона и ангажированных бескомпромиссных позиций. В наши дни, когда стало доступно много информации, закрытой ранее, нам тем более нужен диалог ради восстановление уважения ко всем периодам отечественной истории. И тогда может быть, мы найдем путь к так часто декларируемому властью примирению в современном российском обществе.

09/01/2018

Осторожно: мошенники массово «раздают» деньги в фальшивых конкурсах «Сбербанка»

На праздничные каникулы мошенники увеличили свою активность.  Они начали массово создавать фальшивые конкурсы, в ...

12/11/2017

Выезд автомеханика

Неисправные автомобили в половиле случаев владельцы не имеют возможности доставить в мастерскую для определения поломки и ее ...

09/01/2018

«АвтоВАЗ» поднял цены

В январе 2018 г ...